Стальная Лавина!
www.redtanks.bos.ru

Главная
БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ ТАНКОВЫХ АРМИЙ. Форсирование водных преград.

К. Типпельскирх, История Второй Мировой войны:

"С тех пор как осенью 1942 г. было приостановлено немецкое наступление на Дону, русские всякий раз с подлинным мастерством овладевали на всех водных рубежах такими плацдармами в качестве трамплинов для последующих наступательных операции и никогда не боялись удерживать их в любых условиях, не жалея сил на отражение немецких контратак."

Пространства, на которых развивались наступательные операции танковых армий в годы Великой Отечественной войны, пересекались несколькими, порой десятками рек — узких (до 100 м), средних (до 300 м) и широких (свыше 300 м). Они служили для противника наиболее удобными естественными рубежами для подготовки обороны. Поэтому форсирование водных преград, т. е. преодоление их с боем, являлось в годы минувшей войны для бронетанковых объединений сложным видом боевой деятельности в оперативной глубине, причем довольно частым, особенно при ведении наступления в 1944—1945 гг. В Уманско-Ботошанской операции танковым армиям пришлось преодолевать такие крупные реки, как Южный Буг, Днестр, Прут и другие, в Львовско-Сандомирской — Западный Буг, Сан, Вислу и другие, а в Висло-Одерской операции 1-я и 2-я гвардейские танковые армии преодолели до 20 различных водных преград. Из всего времени, затрачиваемого танковыми армиями на осуществление операций, почти одна его треть приходилась на форсирование рек. При этом борьба за рубежи таких рек, как Днепр, Висла, Одер, Дунай, и за плацдармы на них носила длительный характер и являлась нередко конечной целью операции.

Сложность форсирования рек обусловливалась главным образом тем, что река, непроходимая вброд, сама по себе представляла препятствие для наступающего и становилась еще более серьезной, преградой при преодолении ее под воздействием противника. Наличие реки затрудняло атаку противника, оборонявшегося на противоположном берегу, не позволяло наступающему одновременно ввести в действие все имеющиеся силы и средства, сковывало применение танков и другой тяжелой боевой техники, стесняло маневр, замедляло продвижение вперед. В то же время река позволяла обороняющемуся экономить силы и средства, меньшим их количеством удерживать более широкий фронт, надежно обеспечивать фланги и тыл своих войск. Наличие широкой водной преграды перед передним краем обороны в определенной мере повышало и морально-психологическое состояние обороняющихся войск.

Успех форсирования водных преград бронетанковыми войсками достигался прежде всего заблаговременной к нему подготовкой. В предвидении форсирования водных преград подготовка танковых армий к их преодолению обычно начиналась еще при подготовке операции. Тщательно изучался характер рек и прилегающей к ним местности в полосе предстоящих действий. При этом командующие и штабы стремились установить: ширину, глубину и скорость течения рек, наличие на них бродов, переправ, профиль реки, грунт дна и берегов, а также места, удобные для подхода танковых частей и соединений к местам возможных переправ или участков форсирования, наличие на них заграждений и естественных препятствий; места и характер переправ на реке, возможность их захвата передовыми отрядами и использования для переправы танков; наличие вблизи участков форсирования местных переправочных средств для оборудования переправ; характер обороны противника на реке, кем занята или может быть занята в ходе ведения операции; наиболее удобные рубежи для закрепления захваченных плацдармов и развития с них наступления.

На основе тщательного изучения всех сторон обстановки и возможного хода операции командующие и штабы танковых армий планировали преодоление рек. При этом действия войск предусматривались в общих чертах: определялась возможная полоса форсирования и участки подхода к реке, какими переправами желательно овладеть в первую очередь, кто будет выполнять эти задачи. Более детально планирование форсирования реки осуществлялось уже непосредственно в ходе операции.

За одни-двое суток до выхода танковой армии к реке уточнялись боевые задачи соединениям и задачи по видам обеспечения, прежде всего инженерного. Решением командующего распределялись силы и средства инженерных войск, определялись необходимые мероприятия по маскировке. Штаб армии организовывал разведку водной преграды, особенно инженерную, с целью выявления характера реки и системы обороны противника на противоположном берегу, уточнял данные о местности, полученные в результате изучения географических описаний, карт, аэрофотоснимков, опроса местных жителей, а также организовывал встречу и распределение поступивших на усиление армии переправочных средств.

Обобщив сведения, штаб совместно с начальником инженерных войск армии, на основе решения командующего отрабатывал план форсирования, в котором предусматривались: порядок форсирования, сроки готовности переправ, распределение переправочных средств, очередность переправы войск, выжидательные и исходные районы, задачи войск на противоположном берегу, порядок организации связи, меры обеспечения, организация авиационной и артиллерийской поддержки, зенитного прикрытия(1).

Так, при подготовке к Львовско-Сандомирской операции командующий 3-й гвардейской танковой армией генерал П. С. Рыбалко в плане операции задачи соединениям на форсирование реки Сан наметил лишь в общем виде: полосы выхода к реке, возможное распределение инженерных средств(2). К более конкретному планированию форсирования штаб и другие органы управления приступили за два дня до выхода передовых отрядов к реке, сразу же после того, как командующий армией уточнил задачи соединениям по форсированию и ведению боевых действий на противоположном берегу.

Штаб армии, исходя из решения, наметил маршруты выхода войск в районы сосредоточения перед переправой, организовал комендантскую службу на путях выхода к реке. Начальник инженерных войск совместно с начальником оперативного отдела произвели расчеты форсирования по средствам, времени и месту. Начальник химических войск вместе с офицером-оператором определили фронт постановки дымовых завес и время дымопуска. Управление бронетанкового ремонта и снабжения спланировало организацию ремонтно-эвакуационной службы на участках форсирования. Начальник связи внес необходимые коррективы в план связи, совместно с начальником оперативного отдела уточнил места расположения пунктов управления. За день до подхода к реке план форсирования был утвержден командующим(3).

Четкое планирование, своевременная постановка задач войскам, твердое руководство явились важными условиями успешного форсирования реки с ходу.

Если водная преграда проходила вблизи рубежа ввода танковой армии в прорыв, планирование ее форсирования в период подготовки операции осуществлялось с гораздо большей тщательностью. Заранее определялись состав передовых отрядов и возможный характер их действий, маршруты выхода соединений к реке, оборудование переправ, последовательность использования их общевойсковыми и танковыми соединениями, возможная помощь танковым армиям в овладении имеющимися на реке переправами противника, а также все виды обеспечения на время подхода к реке - и форсирования ее танковыми армиями.

В передовые отряды выделялись бригады, показавшие в предыдущих боях умение быстро форсировать реки, действовать в отрыве от главных сил, во главе которых стояли командиры, обладавшие находчивостью, решительностью, способностью оценивать сложную обстановку самостоятельно не только в бригадном масштабе, но и с учетом действий главных сил корпуса и даже всей танковой армии. С командирами передовых отрядов проигрывались возможные варианты действий при захвате переправ, вопросы взаимодействия с авиацией и другими передовыми отрядами, в том числе и общевойсковых армий. Передовые отряды усиливались инженерными подразделениями и легкими переправочными средствами. Именно эти и ряд других вопросов были заранее спланированы и тщательно отработаны командованием 6-й танковой армии в Ясско-Кишиневской операции для преодоления р. Бахлуй и 2-й гвардейской танковой армии для форсирования р. Пилица в Висло-Одерской операции, что позволило преодолеть их с ходу, без какой-либо задержки.

Однако следует отметить, что хотя заблаговременная подготовка танковых армий к преодолению водных преград имела очень большое значение, все же успех форсирования в годы войны часто определялся умелым использованием возможностей, которые открывал сам ход операции, удачно проведенные бои на подступах к водной преграде и непосредственно на ней.

В ходе Проскуровско-Черновицкой операции 22 марта войска 1-го Украинского фронта прорвали промежуточный рубеж обороны противника на линии Тернополь—Проскуров. 1-я танковая армия, введенная в сражение, устремилась на юг. На ее пути протекала р. Днестр, на которую выдвигалась 1-я венгерская армия и ряд других соединений противника, которые должны были образовать на ней новый оборонительный рубеж и тем воспретить выход советских войск к границе Венгрии и Румынии.

Движение 8-го гвардейского механизированного корпуса возможно было в сторону Станислава, но в этом направлении к реке ближе всего подошли дивизии венгерской армии. Оценив обстановку, командир корпуса генерал И. Ф. Дремов выслал в направлении Станислава лишь небольшой отряд, чем обозначил движение в этом направлении главных сил корпуса, которые в действительности были устремлены строго на юг. Подойдя к реке, танки главных сил пошли через нее по обнаруженным бродам, мотопехота переправлялась на подручных средствах. Это позволило до подхода к участку форсирования 201-й пехотной дивизии преодолеть реку, внезапно атаковать колонны дивизии и во встречном бою разгромить ее.

Захват корпусом обширного плацдарма на р. Днестр позволил 1-й танковой армии развить стремительное наступление на Коломыю и с ходу форсировать р. Прут(4). Творческое, искусное использование условий конкретно сложившейся обстановки лежало в основе успеха преодоления водных преград и в других операциях. Форсирование водных преград танковыми армиями в годы Великой Отечественной войны осуществлялось чаще всего с ходу, а если это не удавалось, то после короткой подготовки, когда к реке подходили табельные переправочные средства, наводились переправы, а артиллерия и авиация изготавливались к обеспечению форсирования огнем и ударами путем проведения мощной артиллерийской и авиационной подготовки. С подготовкой в течение суток пришлось форсировать р. Днестр 2-й танковой армии в ходе Уманско-Ботошанской операции. Для подавления противника на противоположном берегу к реке была подтянута вся армейская артиллерия. Значительная часть ее, а также танков и самоходно-артиллерийских установок были поставлены для стрельбы прямой наводкой(5).

Во всех случаях большую роль при форсировании играли передовые отряды, которые внезапно выходили к реке, нередко захватывали исправные мосты, форсировали при возможности реки вброд либо подразделениями мотопехоты с ходу переправлялись на подручных средствах и захватывали плацдармы, обеспечивая этим условия для оборудования новых или восстановления разрушенных мостов. Нередко умелые и дерзкие действия даже небольших по составу передовых отрядов приводили к крупным, порой даже оперативным результатам. Так, передовой отряд 26-го танкового корпуса 5-й танковой армии в составе двух мотострелковых рот с пятью танками ночью 22 ноября 1942 г. захватил мост через р. Дон в районе Калача. По этому мосту переправились главные силы двух танковых корпусов, что позволило развить наступление навстречу войскам Сталинградского фронта и быстро замкнуть кольцо окружения крупнейшей группировки врага.

Форсирование водной преграды с ходу обычно осуществлялось последовательно. Первоначально к ней подходили и при возможности захватывали переправы или отыскивали броды разведывательные подразделения. Они действовали в широкой полосе, стремясь вскрыть наиболее удобные места для форсирования и оборону противника на противоположном берегу и у переправ, сосредоточивая свое внимание на отыскании слабых или не занятых противником участков.

Вслед за разведывательными подразделениями шли головные батальоны передовых отрядов (бригад). Выйдя на ближние подступы к реке, они проводили дополнительную разведку реки и обороны на ней, стремясь внезапным ударом захватить переправу, отыскать броды и через них преодолеть реку. При отсутствии данных об обороие реки предпринималась разведка боем на нескольких участках, разведкой вскрывались слабые участки или отвлекалось внимание от тех, где решено форсировать водную преграду.

Примером подобных действий является преодоление р. Варта передовым отрядом 10-го гвардейского танкового корпуса 4-й танковой армии 20 января 1945 г. После разгрома кельце-радомской группировки противника соединения 4-й танковой армии продолжали развивать наступление. Впереди главных сил 10-го гвардейского танкового корпуса действовал передовой отряд (61-я гвардейская танковая бригада). Ее головной батальон в 14.30 вышел к р. Варте в районе Бурзенин. Командир батальона, оценив данные разведки, провел короткую рекогносцировку и решил захватить мост до подхода главных сил бригады. Для этого был выделен танковый взвод с саперами, которые должны были на ходу соскочить на мост и обезвредить заряды ВВ. Взвод на большой скорости проскочил мост и уничтожил охрану. Вслед за ним немедленно устремился весь батальон, который овладел предмостным участком местности. Подошедшие главные силы бригады успешно переправились, захватили город Бурзенин и образовали плацдарм 4 км по фронту и 3 км в глубину. С него и развил наступление к Одеру 10-й гвардейский танковый корпус.

При захвате передовыми отрядами двух-трех переправ или бродов процесс форсирования реки главными силами танковых корпусов значительно упрощался, особенно, если противник оборонял реку отошедшими, потрепанными войсками.

В тех случаях, когда разведке и передовым отрядам не удавалось захватить переправы и броды или они не успевали это сделать до подхода главных сил танковых корпусов, преодоление реки начиналось сразу двумя-тремя бригадами на широком фронте. В этом отношении показательно преодоление р. Западный Буг в ходе Люблинско-Брестской операции 11-м танковым корпусом.

Корпус вел преследование отходящего противника двумя бригадами. Разведывательные подразделения и головные батальоны бригад не смогли захватить переправы через реку. При первой попытке форсировать реку с ходу успеха добилась только 65-я танковая бригада, захватившая небольшой плацдарм своей пехотой. В это время разведка нашла брод у д. Гуща. Чтобы отвлечь внимание от него, командир бригады направил к северу танковый батальон, где имелся еще один брод. 20-я танковая бригада не добилась успеха и начала поиски бродов к северу от места первой попытки форсирования реки.

Чтобы прощупать реку на всем 18-километровом участке форсирования, командир корпуса ввел в первый эшелон еще и 36-ю танковую бригаду. Всего было найдено пять удобных пунктов переправ, что позволило начать форсирование на всем фронте. Противник, не ожидавший таких решительных действий, не смог оказать существенного противодействия. Корпус захватил большой плацдарм и, отразив контратаки, развил с него дальнейшее на­ступление.

В ряде случаев, особенно когда приданные танковым армиям переправочные средства отставали, они при преодолении крупных рек использовали переправы, захваченные стрелковыми войсками. Так, в ходе Львовско-Сандомирской операции первой захватила плацдарм на р. Висле 350-я стрелковая дивизия 13-й армии в районе Баранув. Расширив его, она позволила начать переправу главным силам своей армии и 1-й танковой армии, за ними на Сандомирский плацдарм переправилась и 3-я гвардейская танковая армия.

Форсирование реки с ходу танковые армии осуществляли в полосах 20—50 км. В Проскуровско-Черновицкой операции 1-я танковая армия форсировала р. Днестр в полосе 70 км, а р. Прут даже в полосе 80 км. Широкие полосы форсирования позволяли найти необходимое количество удобных пунктов переправ, вскрыть слабые места в обороне противника, рассредоточить его усилия, что положительно сказывалось на успехе форсирования реки всеми силами армии.

Захват плацдармов на водной преграде передовыми отрядами являлся важной, но все же начальной стадией форсирования ее танковой армией. Создав определенные предпосылки для форсирования, они тем самым привлекали на себя силы противника, который обычно наносил контратаки одну за другой, стремясь сбросить передовые отряды в реку. Ожесточенные бои за плацдармы зачастую затрудняли наводку переправ, без которых преодолеть реки главными силами танковых армий было невозможно. Поэтому следующей задачей после овладения передовыми отрядами плацдармов на водной преграде было их расширение с одновременным оборудованием переправ для главных сил.

Расширение плацдармов осуществлялось силами передовых отрядов, если оборона противника за рекой оказывалась слабой, или при содействии части главных сил танковых корпусов первого эшелона. В ряде случаев, как это было на р. Висле летом 1944 г., расширение плацдарма осуществлялось соединениями танковых и общевойсковых армий, особенно если плацдарм или несколько их приобретали оперативное значение и предназначались для нового наступления с них.

Особенность боев за расширение плацдармов состояла в том, что наступательные и оборонительные бои часто сменяли друг друга. Умелое ведение оборонительных боев позволяло удержать занятые рубежи, нанести противнику значительные потери. Переход в наступление, особенно вскоре после удачного отражения ударов противника, позволял овладеть новыми рубежами, отодвинуть противника от реки и тем самым создать благоприятные условия для переправы главных сил танковой армии.

Успешное отражение контратак и контрударов проходило тогда, когда в кратчайший срок удавалось переправить на плацдарм как можно больше противотанковой артиллерии и хотя бы небольшое количество танков и самоходно-артиллерийских установок, а авиация надежно прикрывала войска, ведущие бои за плацдарм.

Основная масса танков и самоходно-артиллерийских установок в годы войны переправлялась через средние и широкие реки на паромах и по мостам. Поэтому с захватом плацдарма на противоположном берегу дальнейший успех во многом зависел от своевременности подвоза табельных переправочных средств к месту форсирования и быстроты наведения мостовых и паромных переправ. Следует отметить, что бронетанковые и механизированные войска в ходе операции очень часто испытывали нехватку табельных переправочных средств, так как они обычно отставали от наступавших войск.

В этом отношении характерны действия 3-й гвардейской танковой армии при форсировании р. Днепр. В ночь на 20 сентября, имея задачу «не позднее 24 сентября выйти к реке в готовности форсировать ее с ходу»(6), армия начала стремительно преследовать разрозненные части 52-го вражеского армейского корпуса. В первом эшелоне действовали два танковых и механизированный корпуса, во втором — кавалерийский корпус. Резерв составляла танковая бригада. Наступая с темпом около 80 км в сутки, передовые отряды корпусов первого эшелона, не ввязываясь в бой за крупные опорные пункты, в полдень 21 сентября вышли к р. Днепр в районе букринской излучины. В передовых частях сразу же началась организация переправы. Налажена связь с партизанами. В ночь на 22 сентября пехота механизированных бригад с помощью местных жителей форсировала р. Днепр на лодках, плотах и других переправочных средствах. Однако переправа танков задержалась из-за отставания переправочных средств. По­этому 3-я гвардейская танковая армия затратила на преодоление Днепра в сентябре—октябре 1943 г. около 14 суток.

Более быстрое наведение переправ на р. Висле обеспечило форсирование этой реки двумя танковыми армиями (1-й и 3-й гвардейскими) в течение трех суток(7). При этом в 1-й танковой армии 8-й гвардейский механизированный корпус переправился через реку за 29 ч, а 11-й гвардейский танковый корпус — за 31 ч. Всего за это время было переправлено 182 танка и бронетранспортера, 55 орудий, 94 автомашины и 700 человек мотопехоты(8). Вместе с тем запаздывание выхода к реке инженерных средств, медленная наводка мостовых переправ приводили к тому, что даже в ходе Висло-Одерской операции в ряде случаев переправа танков главных сил армии начиналась примерно через сутки после выхода к реке главных сил (9), что в итоге снижало темпы наступления.

Наряду с использованием мостовых переправ в годы войны широко применялась и переправа танков вброд (1-я танковая армия при форсировании рек Днестр и Прут, 2-я танковая армия при преодолении р. Западный Буг и др.).

В отдельных операциях танковые соединения форсировали реки по льду. Например, в ходе Висло-Одерской операции передовой отряд 6-го гвардейского танкового корпуса 3-й гвардейской танковой армии под командованием заместителя командира корпуса полковника И. И. Якубовского (ныне Маршал Советского Союза) 13 января достиг р. Нида. Автоматчики преодолевали реку по тонкому льду, а танки и самоходно-артиллерийские установки — вброд. Чтобы лед не затруднял движения танков, его разрушали огнем из танковых пушек. Для переправы артиллерии и автомашин саперы усилили лед деревянным настилом. Вскоре был построен 60-тонный мост из заранее подготовленных элементов. Через два дня передовые отряды 6-го и 7-го гвардейских танковых корпусов в такой же последовательности форсировали р. Пилица.

Успешное форсирование рек Нида и Пилица явилось результатом массового героизма личного состава передовых отрядов, находчивости и решительности солдат, сержантов и офицеров. Героизм проявили воины армии и с выходом к р. Просня, где завязались упорные бои за переправы. Противник отходя заминировал мост, а на противоположном берегу организовал оборону. Гвардейцы действовали смело и решительно. Автоматчики под огнем врага проползли к мосту и разминировали его. В результате танки смогли переправиться на противоположный берег и захватить небольшой плацдарм. Первым на вражескую землю вступил танковый взвод лейтенанта коммуниста В. И. Новикова, удостоенного впоследствии за исключительную храбрость звания Героя Советского Союза. Беспримерный подвиг совершил в те дни и радист-пулеметчик танка старший сержант А. И. Данелия. Заменив погибшего командира, он умело вел огневой поединок с противником, пока не загорелась его машина. Гитлеровцы пытались взять советских танкистов живыми, но Данелия, выбравшись из машины, встретил их метким огнем. Ему удалось отбить несколько атак противника, а затем погасить пламя. Сев за рычаги, он повел свою грозную боевую машину на врага и гусеницами раздавил его батарею. А. И. Данелия также было присвоено звание Героя Советского Союза(10).

Успешно форсировали р. Пилица по льду войска 1-й гвардейской танковой армии в Висло-Одерской операции. Передовой отряд 11-го гвардейского танкового корпуса (44-я гвардейская танковая бригада) в течение ночи на 16 января 1945 г. разведал систему обороны противника на противоположном берегу реки и наличие бродов. В 5 часов бригада мотострелковым батальоном при поддержке двух танковых батальонов и 1454-го самоходно-артиллерийского полка после короткого артиллерийского налета из танков и самоходно-артиллерийских установок форсировала по льду р. Пилица, сбила противника и к 10 часам овладела плацдармом, где заняла оборону с задачей обеспечить форсирование реки главными силами корпуса. К этому времени подошел 20-й отдельный понтонно-мостовой батальон. Произведя инженерную разведку, саперы быстро навели мост из парка Н2П грузоподъемностью 60 т. Предварительно был подорван лед полосой в 50 м. Одновременно саперы 134-го гвардейского саперного батальона оборудовали брод, начав пропускать танки передового отряда.

Почти аналогично проходило формирование и в полосе 8-го гвардейского механизированного корпуса, где передовой отряд в составе 1-й гвардейской танковой бригады захватил плацдарм и обеспечил наводку моста по льду саперами 1-го отдельного моторизованного понтонно-мостового полка. Кстати, это был весьма редкий случай, когда полупонтоны ставились непосредственно на лед (его толщина доходила до 35 см) и на льду производилась сборка моста. В результате было сэкономлено значительное время — мост через р. Пилица длиной 82 метра, грузоподъемностью 50 т был наведен за 5,5 ч (11).

В ходе войны танковым армиям приходилось форсировать глубокие каналы с крутыми бетонированными набережными. В этом отношении определенный интерес представляют действия войск 3-й гвардейской танковой армии в Берлинской операции.

Командующий армией генерал П. С. Рыбалко решил утром 24 апреля форсировать канал Тельтов (ширина 30—35 м, глубина 4—5 м) одновременно всеми корпусами. В центре должен был действовать 6-й гвардейский танковый корпус. Организация форсирования проводилась в сжатые сроки. Командир и штаб 6-го гвардейского танкового корпуса 23 апреля провели рекогносцировку и организовали взаимодействие с пехотой, артиллерией и авиацией. В этот же день была проведена и разведка боем с целью выявления системы огня противника. Первой канал должна была форсировать двумя передовыми отрядами 22-я гвардейская мото­стрелковая бригада, имевшая задачу захватить плацдарм и обеспечить наводку понтонных мостов для переправы главных сил корпуса. Действия бригады намечалось поддержать огнем всех танков, артиллерии корпуса и приданной 31-й артиллерийской дивизии.

В целях обеспечения форсирования канала 3-й гвардейской танковой армии были приданы 10-й артиллерийский корпус прорыва и 16-я штурмовая инженерно-саперная бригада. Средняя плотность артиллерии составляла 315 орудий и минометов на 1 км фронта, а с учетом самоходно-артиллерийских установок — 348 орудий и минометов. На прямую наводку было выставлено 700 орудий (90 орудий на 1 км)(12).

24 апреля после 55-минутной артиллерийской подготовки передовые отряды 22-й гвардейской мотострелковой бригады на деревянных плотах и по остовам разрушенных мостов под прикрытием огня танков и артиллерии форсировали канал и захватили небольшие плацдармы на северном берегу. Через 50 мин, используя успех передовых отрядов, начали переправляться на деревянных складных лодках главные силы бригады. Противник вел сильный артиллерийский и пулеметный огонь. Лодки, на которых переправлялись отважные гвардейцы, не раз пробивались пулями и осколками снарядов. Советские воины быстро устраняли повреждения и продолжали выполнять задачу.

При форсировании многие воины бригады проявили исключительное мужество. Подлинным героем боев на канале Тельтов стал командир взвода минеров 22-й гвардейской мотострелковой бригады старшина А. И. Воробьев. Искусно выбрав место переправы, он вместе с воинами своего взвода под сильным огнем противника сделал 16 рейсов. После захвата плацдарма, будучи раненым, старшина и боевые друзья оборудовали проходы для пехоты. Воробьев лично снял 10 противотанковых мин. За мужество и героизм, проявленные при форсировании канала Тельтов, старшине А. И. Воробьеву, старшим сержантам Д. Т. Пастухову и Н. Н. Гурову было присвоено звание Героя Советского Союза.

Вслед за батальонами 22-й гвардейской мотострелковой бригады начали переправляться передовые части 48-й гвардейской стрелковой дивизии, которая с 23 апреля действовала совместно с 6-м гвардейским танковым корпусом. Наличие плацдармов позволило армейским инженерным частям к 14 ч навести два понтонных моста, по которым тотчас же двинулись танковые бригады и главные силы 48-й гвардейской стрелковой дивизии. В этот же день форсировали канал и другие соединения армии.

Нужно особо подчеркнуть ту роль, которую сыграли при решении задач форсирования каналов в Берлине инженерные войска. Большая высота гранитных набережных сильно затрудняла форсирование преград, наводку наплавных и постройку деревянных мостов. В состав передовых отрядов выделялись саперы. Под прикрытием огня танков и дымовых завес они, используя 60-килограммовые заряды ВВ, подрывали гранитные сооружения. Для пехоты изготавливались веревочные лестницы по 7 м и элементы наплавных мостиков.

При проведении наступательных операций на большую глубину и в высоких темпах танковые армии приобрели опыт последовательного форсирования ряда водных преград. Так, в ходе Висло-Одерской операции 3-й гвардейской и 4-й танковым армиям при выполнении ближайшей задачи фронта за пять дней пришлось форсировать четыре реки — Чарна-Восходня, Нида, Пилица, Варта, а 1-й и 2-й гвардейским танковым армиям — реки Пилица, Бзура и Варта.

Суть последовательного форсирования водных преград заключалась в том, что одновременно войска армии преодолевали 2-3 реки. Например, войска 2-й гвардейской танковой армии 16—17 января 1945 г. форсировали передовыми отрядами Бзуру, а главными силами — Пилицу. 3-я гвардейская и 4-я танковые армии 13— 14 января передовыми бригадами форсировали Ниду, а главными силами преодолевали Чарну. Причем, когда главные силы переходили Ниду, передовые бригады уже форсировали Пилицу. Примерно такая же последовательность была при форсировании рек Пилица и Варта.
Опыт последовательного форсирования рек, накопленный в Висло-Одерской операции, когда реки имели лед до 30 см, который и при ограниченном количестве переправочных средств позволял форсирование на двух преградах, получил дальнейшее развитие в ходе Берлинской операции в условиях, когда весенний паводок еще не спал.

1-й Украинский фронт начал наступление с форсирования р. Нейсе. В 45—50 км от нее протекала р. Шпрее, а между ними, хотя и небольшая, р. Мельксе и канал Флисс. Переправившись через р. Нейсе, 3-я гвардейская танковая армия атаковала противника на второй полосе, проходившей по каналу Флисс. 18 апреля она уже приступила к форсированию р. Шпрее своим первым эшелоном, когда второй ее эшелон еще переходил через р. Мельксе и канал Флисс.

Для успешного форсирования р. Шпрее танковым армиям было придано по одному понтонному батальону. Это позволило на участке форсирования 3-й гвардейской танковой армии оборудовать танковый брод, два пункта переправ на лодках, два пункта паромных переправ и мост грузоподъемностью 30 тонн. На участке форсирования 4-й гвардейской танковой армии было построено три моста грузоподъемностью 30—60 тонн и пункт паромной переправы. Такое количество переправ позволило танковым армиям в течение 18 апреля полностью переправить через р. Шпрее корпуса первого эшелона, а 19 апреля — и второго эшелона. Захватив во взаимодействии с 13-й армией плацдарм шириной по фронту 10 км и глубиной до 5 км, они создали предпосылки для наступления в сторону Берлина(13).

Опыт Великой Отечественной войны показал, что реки для танковых войск были труднопреодолимыми преградами. Форсирование их осложнялось ограниченностью переправочных средств, особенно для танков, и их отставанием от войск. И все же во многих операциях танковые армии смогли преодолеть многочисленные реки. Они получили также богатую практику в форсировании каналов, по берегам которых было построено много железобетонных оборонительных сооружений. Своими стремительными действиями, захватом плацдармов на водных рубежах с ходу или с подготовкой в короткие сроки танковые армии обеспечивали наступление главных сил фронтов в высоких темпах, без длительной задержки на водных преградах, на которых противник обычно создавал оборонительные рубежи.

Успех преодоления водных преград танковыми армиями достигался заблаговременной подготовкой к форсированию войск, переправочных средств, в том числе подручных, решительным разгромом противника на подступах к реке, внезапным выходом соединений к водной преграде на широком фронте, дерзкими действиями передовых отрядов, быстрым оборудованием переправ, четкой организацией на них службы регулирования, своевременным наращиванием усилий на противоположном берегу.

Опыт войны показал, что для форсирования танковыми армиями водных преград в высоких темпах они должны иметь в своем составе такие переправочные средства, которые бы не отставали от войск, плавающие танки и бронетранспортеры, а обычные танки имели бы оборудование, позволяющее им преодолевать глубокие реки.

1. Сборник материалов по изучению опыта войны, вып. 16. М., Воениздат, с. 94—103.

2. Архив МО СССР, ф. 315, он. 4440, д. 184, лл. 13—14.

3. Там же, д. 189, лл. 93—106.

4. «Военно-исторический журнал», 1962, № 1, с. 49.

5. Гвардейская танковая. М., Воениздат, 1963, с. 97.

6. Архив МО СССР, ф. 203, оп. 2770, д. 97, л. 315

7. «Военно-исторический журнал», 1964, № 7, с. 37.

8. Операции Советских Вооруженных Сил в Великой Отечественной войне. М., 1958, т. 3, с. 418.

9. Архив МО СССР, ф. 299, оп. 3070, д. 712; ф. 236, оп. 212695, д. 6; ф. 307, оп. 4148, д. 330, л. 308.

10. «Военно-исторический журнал», 1970, № 2, с. 70.

11. Сборник боевых документов Великой Отечественной войны. Вып. 30. М., Воениздат, с. 176.

12. Воробьев Ф. Д. и др. Последний штурм. М., Воениздат, 1970, с. 211.

13. Воробьев Ф. Д. и др. Последний штурм. М., Воениздат, 1975, с. 177—180.

Дополнительно: схема "Действия танковой армии при преследовании противника".

Материал прислал Вшивцев Владимир aka Жаба.

Главная

All Rights Reserved © 2002-2003
контент и поддержка: redtanks@bos.ru
концепция дизайна: redtanks@bos.ru



<< >> << >> << >>